Россия займёт на счастье

Страна со следующего года станет нетто-заёмщиком, то есть будет брать в долг больше, чем даёт в кредит, говорится в исследовании Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА). Россия не сможет выполнять функции международного кредитора в связи с истощением резервов.

«Если в 2008 году большие относительно экономики бюджетные резервы позволили государству выступать в роли нетто-кредитора, то использование Резервного фонда и стремление к долговому финансированию дефицита сделают его в 2018 году нетто-заёмщиком», — говорится в исследовании. При этом отмечается, что роль чистого заёмщика нетипична для сырьевых экономик.

Но если новое бюджетное правило заработает, и начиная с 2018 года в резервы будут поступать все доходы бюджета от нефти ценой выше $40 за баррель, то страна станет нетто-кредитором в 2020 году, а резервы вырастут. Сейчас они составляют 4% ВВП, а к 2020–2021 годам, в базовом прогнозе АКРА, достигнут 6% ВВП.

Влияние санкций на состояние долга будет незначительным, считают в АКРА. Доля активов в России, которые уязвимы с точки зрения досрочного погашения, в случае расширения санкций со стороны Запада в самом негативном сценарии может вырасти с 13% до 21,5%. То есть четыре из пяти заёмных рублей будут обслуживаться на обычных условиях.

Но это в крайнем случае. Пока же ситуация складывается даже лучше — с момента введения санкций доля уязвимого к вынужденному погашению долга снизилась с 15 до 13%.

Свои выводы аналитики АКРА делают на основании изменения «чистой позиции» — суммы выданных кредитов за вычетом займов. На начало 2017 года, как следует из данных АКРА, она достигла минимальных значений с 2007 года, составив 1,1 трлн рублей. Ещё в начале 2015 года она составляла 5,7 трлн рублей.

Сценарий 1 (вероятность 50%):
Приток заёмных средств подстегнёт экономический рост

В мире принято иметь большие долги. Например, по состоянию на 2014 год, совокупный долг в Китае оценивался аналитиками McKinsey в 282% ВВП, Японии — в 400% ВВП, таких стран Европы, как Бельгия, Испания, Греция, — более 300% ВВП.

Обычно никто не стремиться отдавать большие долги полностью, а только выплачивать набегающие проценты. Когда экономическая ситуация благоприятствует, можно перекредитоваться под более низкий процент — и платить с той же суммы меньше или, сохранив размер выплат, занять ещё немного.

Надо только смотреть, куда заёмные деньги вкладывать. Если в развитие экономики, прибыльные проекты с высоким мультипликативным эффектом (те, что сделают прибыльнее другие проекты и целые отрасли), то экономический рост вполне может оказаться выше процентных выплат. Значит, долговая нагрузка будет даже уменьшаться.

Если посмотреть на Германию, Японию или Швейцарию, то реальные процентные ставки для их правительств, бизнеса и граждан зачастую стремятся к нулю. В таких условиях стоимость обслуживания долга при его росте может постоянно снижаться.

Занимать наша страна может ещё много. Как указывал Минфин России в «Основных направлениях долговой политики», по итогам 2016 года госдолг составил 13,2% ВВП, при этом ведомство планирует нарастить заимствования лишь до 15,3% ВВП к 2019 году.

Эксперты Sberbank CIB предлагают увеличить совокупный долг России (в него входит не только госдолг, но и задолженность частного сектора: банков, домохозяйств и компаний) с нынешних 100% до 150% ВВП. По их оценке, такая мера должна решить проблему медленного роста. «Раньше ключевым источником финансовых ресурсов для России была дорогая нефть, но теперь мы ожидаем увеличения роли долгового финансирования. Поскольку уровень долга в экономике довольно низкий, на наш взгляд, эта тенденция не угрожает финансовой стабильности в ближайшее время», — писали аналитики в январском отчёте Sberbank CIB.

Сценарий 2 (вероятность 50%):
Большие долги начнут тянуть экономику вниз

Конечно, уровень долга в России не такой уж и маленький. По оценке РБК, совокупная задолженность в экономике составляет не менее 82,2 трлн рублей, или 96% ВВП. Из них совокупный госдолг на конец 2016 года составил 13,3 трлн рублей, или 15,5% ВВП (исходя из данных Минфина и Росстата), внутренний долг граждан и компаний — 39,7 трлн рублей, или 46,3% ВВП (исходя из статистики Банка России по кредитам), а внешний долг банков и компаний — 29,2 трлн рублей (исходя из оценки ЦБ в пересчёте на рубли).

То есть уже сейчас, чтобы полностью расплатиться, потребуется один год отдавать всё, что наша экономика производит. Если же растянуть удовольствие на 10 лет, то расплата будет эквивалентна ежегодному падению ВВП на 10%. А там же ещё проценты набегают.

Конечно, управление большим долгом не так прямолинейно. Никто не стремится деньги отдавать, а только платить набегающие проценты и перекредитовываться всё дешевле и дешевле.

Но оступиться на этом пути очень легко. Таких отрицательных примеров хватает: Греция, Кипр, Испания, Пуэрто-Рико. Заёмные средства там использовали неэффективно, просто проедали. Качество экономики, выраженное в кредитных рейтингах, не поспевало за ростом долга. В результате при ухудшении ситуации в мировой экономике — а кризисы случаются регулярно — перезанять дешевле не получается, и новые долги оказываются дороже прежних. Это ещё больше увеличивает нагрузку на должников и бюджет и снижает их кредитные рейтинги. В какой-то момент долг становится неуправляемым и страна объявляет дефолт, компания становится банкротом, а человек прячется от коллекторов.

Нам подобные ситуации знакомы не понаслышке. В августе 1998 года правительство объявило дефолт после обвала системы ГКО. В 2008 году избежать разорение многих крупных компаний и банков помогла подпитка из огромных золотовалютных резервов страны. В 2014 году ситуацию спас плавающий курс рубля.

Так что России с наращиванием долга следует быть особенно осторожной.

You may also like...

  1. Баламут Болотный:

    Брать или не брать? Вот в чем вопрос. Если по-умному, то страна может хорошо жить и с долгами и без. Вот только в то, что у нас получиться по-умному, никто уже не верит.

  2. Иван 13-й:

    Тратить всегда весело, но вот отдавать придётся всей страной. Может быть как-нибудь без займов? А, правительство?

  3. Лев Синебрюхов:

    Главная проблема в управлении долгом — горизонт планирования и твердость проведения заданной в прогнозе политики. Если правительство строго следит, как идёт движение к запланированной цели и успешно достигает промежуточных, то долговое финансирование — это эффективный инструмент увеличения национального благосостояния.