Вкладчики готовы за «Югру» постоять и покричать

У прекратившего работу банка оказалось много депозитов на сумму больше покрываемых государственной страховкой 1,4 млн рублей. Теперь недовольные действиями ЦБ клиенты готовы поддержать банк в суде, комитете кредиторов и на митингах.

Получить хоть что-то свыше застрахованной в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) суммы непросто. Для этого надо написать заявление о включении в состав кредиторов банка «Югра» на имя управляющего из введённой Банком России временной администрации, подтвердить претензии документами и дождаться включения в реестр. На выплаты можно рассчитывать после окончания расчётов банка по долгам, стоящим в очереди раньше — вроде зарплат и налогов. АСВ тоже станет в очередь на выплаты, а остатки, если они будут, распределят между кредиторами пропорционально размеру долга. Как показывает опыт, получить в итоге удастся лишь несколько процентов.

ЦБ отозвал лицензию у банка «Югра» 28 июля. На тот момент АСВ через уполномоченные банки выплатило компенсации 136,5 тысячам вкладчикам на общую сумму 110 млрд рублей. Предстоит выплатить ещё около 63 млрд рублей. Но осталось много клиентов, которые держали в «Югре» много больше 1,4 млн рублей.

Сейчас они пишут петиции с требованием вернуть банку лицензию и собираются выходить на митинги, выяснило петербургское издание «Фонтанка». Свою деятельность они координируют в десятках групп в соцсетях и на форумах. Из опроса в одном из форумов следует, что больше всего пострадавших вкладчиков у «Югры» в Санкт-Петербурге, на втором месте — Москва, затем идут Мурманск и Тюмень.

«Мы хотели разъехаться с дочкой. Год назад продали с мужем трёхкомнатную квартиру за 7 млн рублей, чтобы купить две. И для того, чтобы немного подкопить, положили деньги на депозит на три года в «Югру». У них было 10% годовых. Мы думали, что банк крупный, всероссийский, что все надёжно. О том, что они вклады не принимали с апреля прошлого года, мы только 10 июля узнали, когда в новостях прочитали, что там временная администрация введена. В Сбербанке нам заплатили 1,4 млн, а остальное, сказали, получим через суд, но особо порекомендовали не надеяться.» – рассказала «Фонтанке» свою историю одна из вкладчиц банка.

Таких историй десятки, и люди, как они пишут, готовы на все, чтобы вернуть свои деньги.

«У ЦБ была только одна задача – разорить и грохнуть банк «Югра», и это настолько ясно, что даже не надо быть для этого капитаном очевидностью. Объяснения ЦБ о причинах отзыва лицензии не выдерживают никакой критики, одни только доводы и домыслы, которые не доказаны. Только слова. Ну а факты занижения стоимости активов налицо, причём в разы», – возмущается вкладчик Павел.

Его позицию поддерживают сотни других клиентов «Югры», которые потеряли свои накопления. 15 августа, когда в московском арбитраже назначено рассмотрение иска «Югры» к ЦБ о незаконном отзыве лицензии, клиенты собираются прийти на заседание и поддержать свой банк. Многие готовы приехать в столицу из других городов. А на случай, если суд будет проигран, вкладчики хотят создать комитет кредиторов, который бы координировал распродажу имущества банка.

Подобных личных и семейных трагедий новейшая российская история знает миллионы. В последний год существования СССР платить по вкладам перестал Сбербанк. Затем, в 1990-е, были «Русский дом селенга», «Хопёр-инвест» и МММ. Из самых заметных за последнее время по числу частных клиентов были, пожалуй, «Интеркоммерц» и «Мастер-банк». Опыт «Югры» примечателен тем, что ЦБ запретил банку принимать вклады населения ещё весной 2016 года, но люди всё равно не только несли туда деньги, но и рисковали держать там больше застрахованных 1,4 млн рублей.

Взлёт и падение «Югры» состоялись, фактически, в последние четыре года, хотя основан банк был в 1990 году, ещё при СССР, при участии бывшего замминистра топлива и энергетики России, потом возглавившего «Славнефть», Анатолия Фомина. Ещё в начале 2013 года объем активов банка не превышал 10 млрд рублей, а вклады физических лиц составляли 5,7 млрд рублей. Тогда его купили предприниматели из Белоруссии Юрий и Алексей Хотины (отец и сын).

На тот момент у «Югры» был узкий круг интересов: банк присутствовал в пяти регионах и работал с нефтяниками Западной Сибири. Но после приобретения Хотиными уже к концу 2013 года активы банка увеличились до 55,3 млрд рублей, в том числе объем вкладов вырос в 5,5 раз. За 2014 год активы банка выросли еще более чем в три раза, вклады населения более чем удвоились. В течение двух последующих лет активы продемонстрировали двукратный рост, вклады физлиц увеличились более чем в 2,5 раза, превысив отметку в 175,7 млрд рублей, а к сентябрю 2016 года банк уже замкыкал топ-30 крупнейших по активам.

Представитель ЦБ уже после отзыва лицензии заявил, что банк фактически не осуществлял в сколько-нибудь значимых объёмах кредитование физических лиц, а также юридических лиц, не связанных с собственниками банка. На последних по состоянию на 1 июля приходилось 90%, или 152,7 млрд рублей, кредитного портфеля «Югры». Вся «рыночная» клиентская база банка, по сути, была представлена розничными вкладчиками, свыше 90% средств которых подлежит выплате АСВ.

Теперь ЦБ настаивает, что отчётность «Югры» была недостоверной, поэтому лицензия не была отозвана хотя бы год назад. Уже перед самым отзывом лицензии временная администрация доначислила резервы по выданным кредитам, и капитал банка ушёл в минус на 7 млрд рублей.

Накануне отзыва лицензии Алексей Хотин направил в Банк России план финансового оздоровления «Югры». Он пообещал сформировать резервы на 147 млрд рублей по кредитному портфелю и ещё 21 млрд рублей выделить из личных средств в IV квартале 2017 года. Всего же ЦБ рассмотрел около 20 вариантов спасения проблемного банка и решил, что проводить санацию нецелесообразно.

По самым оптимистичным оценкам, необходимое финансирование превысило бы размер страховой ответственности АСВ, или 170 млрд рублей, сказал представитель ЦБ. К тому же «Югра» не обладает системной значимостью, а источники, из которых владелец банка собирался оплачивать спасение «Югры», ЦБ счёл ненадёжными.

Тем не менее решение об остановке банка не бесспорно. На банковском рынке говорят, что проблем с ликвидностью на момент отзыва лицензии не было, хотя ситуация в банке была непростой. Но об этом было известно давно — недаром депозитов юридических лиц там почти не было.

19 июля Генеральная прокуратура вынесла протест в связи с введением временной администрации и предложила приостановить выплаты вкладчикам банка. Но ЦБ это не остановило.

Теперь владельцы банка пытаются вернуть лицензию в суде — заседание Московского арбитражного суда назначено на 15 августа. Экс-президент банка «Югра» Алексей Нефёдов распространил заявление, в котором объяснил обнаруженную временной администрацией связь между Хотиными и заёмщиками «Югры» тем, что «акционер банка входил в незначительный контроль заёмщиков» чтобы следить за соблюдением финансовых обязательств перед банком.

«Положение вещей» оценило вероятность новой волны отзыва лицензий у банков, возможно и самых крупных, в 60%.

You may also like...