Драконы, играющие Драконов

Тегеран не только публично обвинил США в нарушении ядерной сделки в ответ на введение против Ирана новых санкций. Он начал изучать пути выхода из договора, который так не нравится президенту США Дональду Трампу.

Документы по ядерной сделке были подписаны 14 июля 2015 года в Вене. Она предусматривала отмену санкций, которые были наложены на Иран Советом Безопасности ООН, США и Евросоюзом в связи с его ядерной программой. Взамен Тегеран обязался ограничить свои ядерные разработки, поставив их под международный контроль. В январе 2016 года после того, как Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) объявило о выполнении Тегераном всех условий, касающихся демонтажа ядерной программы, санкции в отношении Ирана были сняты.

Год спустя, в конце февраля 2017 США объявили о введении новых санкций против Ирана. Под них попали восемь иранских компаний из-за деятельности, которую американские власти считают связанной с терроризмом. Еще против 17 компаний были приняты ограничительные меры из-за их участия в разработке и производстве баллистических ракет.

В середине июля администрация США внесла в черный список ещё 18 организаций и лиц, участвующих в баллистической ракетной программе Ирана, иранских военных закупках, а также одну из самых влиятельных военно-политических структур страны — Корпус стражей Исламской революции. Трамп объяснил этот шаг нарушением Тегераном «духа санкций».

А 27 июля в Конгрессе США завершился процесс одобрения «Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций», который предусматривает введение новых односторонних ограничений против Ирана, России и Северной Кореи. Подписать этот документ или наложить на него вето Трамп должен в течение десяти дней.

О том, что вводя односторонние санкции США нарушают ядерную сделку, министр иностранных дел Ирана Джава Зариф заявил еще в середине июля. 1 августа спикер иранского парламента Али Лариджани рассказал о том, что Тегеран обратился с жалобой на действия США в комиссию, наблюдающую за соблюдением договора.

Спикеру парламента Ирана Али Лариджани не нравятся новые санкции США
(Фото: Fabrice Coffrini/AFP/Getty Images)

В состав комиссии входят представители семи стран — Ирана, Великобритании, Китая, Франции, Германии, России и США, а ее работа координируется Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини. Ее пресс-служба не стала комментировать жалобы Ирана на американские санкции, однако сообщила, что мнение Ирана о санкциях «широко обсуждается» на последних встречах.

У Ирана есть все основания для борьбы за сохранение ядерного соглашения. Оно привело к росту доходов от нефти и медленно, но постоянно расширяющемуся росту иностранных инвестиций. Иранское правительство уже подписало ряд соглашений с такими крупными компаниями как Airbus, Boeing, Total и Peugeot. Иран готовится к росту такого сотрудничества.

Трамп регулярно угрожает разрывом ядерного соглашения. Более того, в конце июля в интервью The Wall Street Journal он заявил, что его администрация сделает все, чтобы к середине октября доказать, что Иран его нарушает.

Неудивительно, что Тегеран тоже начал изучать возможность выхода из договора. Джава Зариф рассказал об этом 17 июля журналу The National Interest, отметив, что цена такого шага для Тегерана будет высокой. Выход из соглашения будет означать, что Иран прекратит сотрудничество с МАГАТЭ и возобновит развитие своей ядерной программы, в том числе увеличение уровня обогащения урана до 20% и запуска самых современных центрифуг.

Не исключено, что это заявление — лишь еще одна попытка остановить Трампа в его разрушительных действиях по отношению к ядерной сделке. Однако, если угрозы Тегерана осуществятся, это вряд ли вызовет большой восторг у его ближайших соседей.

Федерика Могерини и Джава Зариф — давние знакомые
(Фото: AP Photo/Ebrahim Noroozi)

Неудивительно, что у Тегерана уже нашелся серьезный союзник. 5 августа на инаугурацию президента Ирана Хасана Роухани прилетает Федерика Могерини. Это явно знаковый жест. И он указывает, что объединенной Европе не слишком по вкусу идея вновь иметь в непосредственной близости режим, который вернется к работе над созданием атомной бомбы.

Остается открытым один вопрос: кто кого всё-таки переиграет в этой становящейся всё более азартной игре?

You may also like...