«Роснефть» прибьётся к чужим рукам

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Крупнейшая российская нефтяная компания собирается продать китайской CEFC China Energy долю в своём бизнесе. До сих пор у китайцев не было заметных долей «Роснефти».

Компании собираются создать совместное предприятие, куда передаст часть своей розничной сети, включающей более 3 тысяч автозаправочных станций, 150 нефтехранилищ и более тысячи бензовозов. Также свои активы в СП должна внести Независимая нефтегазовая компания (ННК) бывшего президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова. Вклад CEFC будет денежным. Сделка будет сложно структурирована, говорят источники «Ведомостей» и РБК, так что, возможно, китайцы получат и акции самой «Роснефти».

На годовом собрании акционеров «Роснефти» 22 июня глава компании Игорь Сечин рассказывал, что компания разрабатывает новую стратегию превращения в холдинг. Тогда источники «Ведомостей» поясняли, что «Роснефть» намерена в качестве эксперимента выделить розничный бизнес, частично его приватизировать и получать «доход в виде дивидендов. При этом компания не собиралась снижать свою долю ниже контрольной.

В июле «Роснефть» и CEFC подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве, которое предусматривает для китайской корпорации возможность приобретения доли в розничном бизнесе «Роснефти». Также «Роснефть» и CEFC договорились рассмотреть возможность создания в России совместного предприятия для реализации нефтегазовых проектов и совместного инвестфонда.

CEFC известна своими крупными приобретениями. Так, компания заплатила 900 млн долларов за 4% в проекте по добыче нефти в Арабских Эмиратах, контроль в котором принадлежит государственной нефтяной компании ADNOC (Abu Dhabi National Oil Co). Ещё ей принадлежат 20% в расположенной в Нью-Йорке финансовой Cowen Group Inc и 51% в KMGI, дочернем предприятии казахстанской национальной нефтегазовой компании «КазМунайГаз».

Сценарий 1 (вероятность 15%):
Иностранные деньги удержат госкомпанию от финансового краха

Глава «Роснефти» Игорь Сечин и вице-премьер Госсовета КНР Чжан Гаоли
Фото: russian.news.cn

Состояние дел в «Роснефти» ухудшается с поразительной скоростью. За перове полугодие 2017 года чистая прибыль компании упала на 20%, и это после падение в первом полугодии 2016 года на 46%. Если в первом полугодии 2015 года чистая прибыль, приходящаяся на акционеров «Роснефти», составила 190 млрд рублей, то в первом полугодии 2017 года — 81 млрд рублей. То есть она сократилась вдвое даже без учёта инфляции.

«Экономика всё равно скажет своё слово: тратя на приобретения новых активов больше, чем компания стоит сама; набирая кредитов в разы больше, чем возможно обслужить; раздавая по собственному усмотрению деньги тем, кого произвольно считаешь «надёжным партнёром», даже такая компания как «Роснефть» приближает собственную финансовую катастрофу. Которую не предотвратят ни грабёж «Системы», ни посадка Алексея Улюкаева, ни даже экс-уважаемый экс-канцлер Германии Герхард Шрёдер в совете директоров», — предупреждает известный экономист Владислав Иноземцев.

Если «Роснефть» продолжит наметившийся тренд и потеряет за год ещё 80 млрд рублей чистой прибыли, то нулевого уровня доходности для акционеров компания достигнет уже к середине 2018 года. Это означает отмену дивидендов, которые идут в бюджет, ставит под угрозу стабильность добычи нефти и уменьшает прибыль от её экспорта.

С потерей дивидендов правительство ещё может смириться — главное, чтобы налоги было с чего брать. Но вот если крупнейшая нефтяная компания страны не сможет разрабатывать новые месторождения, то база для начисления налогов — объём нефтедобычи — начнёт быстро сокращаться. А денег на покрытие убытков «Роснефти» в бюджете может не найтись. В этом случае продажа компании иностранцам может стать решением проблемы.

Продавать всю компанию совсем не обязательно. Можно оставить у правительства блокирующие основные решения 25% акций. Или продать всё, но оставить так называемую «золотую акцию», которая дивиденды не получает, но голосует по важнейшим вопросам как 25-процентный пакет. Это убережёт от необоснованного сворачивания производства в нашей стране для пользы расположенных за рубежом подразделений.

Проблема с эффективностью работы менеджмента тогда тоже перестанут быть вопросом государства. Пусть голова об этом болит у иностранных инвесторов, которым нужно будет возвращать свои инвестиции и ещё выплачивать долги «Роснефти». Наши государственные органы будут только следить за чётким соблюдением законов — как природу компания бережёт, нет ли долгов по зарплате, все ли налоги платит.

Сценарий 2 (вероятность 85%):
Государство будет поддерживать «Роснефть» до последнего, но не отдаст контроль над компанией

Нефтепровод ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан). По нему нефть поставляется и в Китай

Впервые акции «Роснефти» оказались у частных инвесторов в июле 2006 года в ходе «народного» IPO. Тогда компания разместив в России и в Лондоне (там — глобальные депозитарные расписки, GDR) 22,5 % акций. BP свой крупный пакет в 19,75% акций «Роснефти» получила в ходе сделки по продаже «ТНК-BP» в октябре 2012 года. Следующая сделка по приватизации 19,5% акций в адрес QHG Oil Ventures состоялась в декабре 2016 года.

В результате на сегодняшний день крупные иностранные инвесторы в совокупности владеют в капитале «Роснефти» 39,25% акций. У государства в лице «Роснефтегаза» — 50,00000001% акций, у британской BP — 19,75%, у QHG Oil Ventures Pte. Ltd. (на паритетных началах контролируется швейцарским трейдером Glencore и суверенным инвестиционным фондом Катара) — 19,5%. Остальные 10% торгуются на рынке.

О сокращении госдоли ниже безусловного контроля выше 50% речь до сих пор не шла. «Мы будем возвращаться к вопросам о последовательной приватизации и сокращении доли государства, но ещё раз повторюсь, до тех уровней, где это возможно, с тем, чтобы государство в стратегических предприятиях всё равно имело контроль и решающее слово», — говорил министр финансов России Антон Силуанов в декабре 2016 года, касаясь приватизационной сделки с акциями «Роснефти».

Стоит отметить, что с китайцами вроде бы как тоже обсуждалась продажа тех 19,5% акций «Роснефти», покупателями которых в декабре 2016 года стали Glencore и инвестфонд Катара. В мае 2016 года председатель совета директоров крупнейшей китайской нефтегазовой компании CNPC Ван Илинь говорил, что рассмотрит предложение. Но Поднебесная тогда почему-то так на сделку и не согласилась — возможно, из-за международных санкций, под действие которых попадает «Роснефть».

И как показывает практика, у государства всегда найдётся способ подпитать «Роснефть» финансами. Необязательно даже покупать допэмиссию акций, так как компания всегда может рассчитывать на кредиты от государственных банков. Или может выпустить очередной облигационный заём, в размещении которого с удовольствием поучаствуют те же госбанки.

You may also like...