Спецслужбам не хватает самоконтроля

Сотни человек стоят в очереди за iPhone 7 и iPhone 7 Plus в ГУМе в день начала продаж 23 сентября 2016 года
Фото: Павел Волков

Пока дело самой известной российской хакерской группы “Шалтай-Болтай” рассматривается в Московском городском суде, ФСБ собирается начать беседы с людьми, купившими у них информацию. Имена некоторых покупателей известны следствию, пишет РБК со ссылкой на свои источники.

Но несмотря на эту активность, громкие истории “Шалтая-Болтая” и американца Эдварда Сноудена показывают, что разведки и контрразведки не готовы к новой реальности, которую сами же и создали.

Стоило летом 2007 года появиться первому “айфону” как специалисты заговорили о наступлении эры глобального контроля. Напичканное разнообразными датчиками, микрофонами и видеокамерами, постоянно находящиеся на связи с удалёнными серверами, устройство дало потенциальную возможность следить за владельцем и его окружением буквально везде. С того момента миновало десять лет, и уже ясно, что как раз контроля это нисколько не прибавило.

Игры разума

Хотя внешне история российской хакерской группы “Анонимный интернационал” (она же Шалтай-Болтай) очень похожа на сотни других шпионских скандалов, регулярно случающихся со времён Мата Хари, она оставляет после себя слишком много вопросов. Например, почему два первых года активной работы хакерской группы их никто из правоохранителей не искал? Почему взлом почты вице-премьера сошёл им с рук, а помощника президента — нет? Почему Россия и США обвинили в шпионаже одних и тех же сотрудников российских спецслужб? Почему, в конце концов, обыватели вообще обо всём этом узнали?

Хакерская группа заявила о себе 31 декабря 2013 года, когда выложила в своём блоге текст новогоднего обращения президента России Владимира Путина. Примечательно, что опубликован был вариант прямой речи из Хабаровска, куда тогда ездил президент, а не подготовленная до этого запись из Кремля.

В середине июля 2014-го “Шалтай” обнародовал письма, якобы принадлежащие вице-премьеру Аркадию Дворковичу. В августе был взломан Twitter-аккаунт премьер-министра Дмитрия Медведева. В октябре опубликована переписка якобы руководителя секретариата первого вице-премьера Игоря Шувалова Юрия Газаряна. В конце декабря — письма якобы принадлежащие заместителю начальника управления внутренней политики администрации президента Тимуру Прокопенко. В январе 2015 года жертвой “Анонимного интернационала” пала переписка пресс-секретаря Дмитрия Медведева Натальи Тимаковой, которая уже не была выложена в открытом доступе, а продавалась с аукциона. И это только самые громкие взломы.

Нужную информацию хакеры получали из мобильных телефонов людей, которых подкарауливали в публичных местах. Доступ обеспечивала фальшивая сота оператора связи или публичный wi-fi.

Как потом стало известно, искать участников “Шалтая” ФСБ начала только в начале 2016 года, и к середине года завербовала руководителя группы Владимира Аникеева по кличке “Льюис”. Но уже в конце октября другое подразделение ФСБ задержало хакера, а в декабре — курировавших “Шалтая” сотрудников Центра информационной безопасности (ЦИБ) ФСБ Сергея Михайлова и Дмитрия Докучаева. Журналистам эту историю “слили” только в январе 2017 года.

Дмитрий Докучаев
Фото: ФБР

По информации журналистских источников, вероятной причиной стала публикация переписки помощника президента России Вячеслава Суркова. Но обвинения арестованным сотрудникам ФСБ были предъявлены в государственной измене в пользу США. В середине марта эта история получила неожиданное продолжение, когда Минюст США объявил о раскрытии дела о взломе в 2014 году 500 млн аккаунтов Yahoo, найдя в нём российский след. Ведомство предъявило обвинение двум российским хакерам и двум сотрудникам ФСБ. Одним из последних является Дмитрий Докучаева, которого в России обвиняют как раз в шпионаже на Вашингтон. Так что, возможно, сотрудники ЦИБ в этой истории успели поработать и против чужих и против своих.

Карманный шпионаж

После осуществлённой в июне 2013 года Эдвардом Сноуденом беспрецедентной по масштабам утечки сверхсекретных данных американских ЦРУ и АНБ, вряд ли можно даже сомневаться в ведущейся по всему миру почти тотальной слежке не только за чужими, но за своими. Этот малоприметный IT-специалист вынес с работы невероятные миллион семьсот тысяч документов — согласно частично опубликованному закрытому докладу ЦРУ — не только о законных, почти законных и точно незаконных методах работы и действиях властей США, но и их союзников по всему миру.

Известные утечки в основном касались глобальной системы прослушивания телефонных разговоров и электронных сообщений PRISM, а также установки спецслужбами троянских программ на смартфоны для использования их видеокамер, микрофонов и систем позиционирования для слежки за их владельцами.

Второй способ особенно примечателен, потому что теоретически позволяет спецслужбам экономить кучу денег на установке жучков. Ещё пару десятков лет назад для негласной записи чьих-то разговоров или перемещений надо было вплотную приближаться к объекту наблюдения, а сами устройства или наблюдателей с направленными микрофонами можно было довольно легко отследить. Но теперь, как остроумно заметил Эдвард Сноуден в своём выступлении на Рождество 2013 года, “в наших кармана мы носим датчики, которые отслеживают наше местоположение везде, куда бы мы ни пошли”. И отметил, что такой тотальный контроль не предвидел даже Джордж Оруэлл в своей знаменитой антиутопии “1984”.

Свидетельство о предоставлении временного убежища в России, выданное Эдварду Сноудену 1 августа 2013 года

Казалось бы, для спецслужб всего мира наступила золотая эра, когда наблюдать можно буквально за каждым. Должен был прийти конец террористическим атакам и вообще всем заговорам. Но ничего подобного не произошло. Наоборот, особо уязвимой стала жизненно важная инфраструктура вроде систем энергоснабжения и авиаперелётов. Даже городскую канализацию сегодня можно сломать не отходя от компьютера. Но больше всего пострадали сами спецслужбы. Каких-то два десятка лет назад чтобы скопировать почти два миллиона документов Сноудену потребовалось бы провести за их фотосъёмкой не одно столетие, а для их вывоза из США — железнодорожный состав.

Оруэллу и не снилось

Без сомнения, история “Шалтая-Болтая” будоражит воображение не меньше истории Эдварда Сноудена. и вряд ли можно сомневаться, что она будет экранизирована — если не Голливудом, то Мосфильмом. По роду профессии действующие скрытно, разведчики любят, когда ими восхищаются. Как ни крути, именно хороший Public Relation помогает им вербовать новых сотрудников.

Но вряд ли сейчас руководство российских или американской спецслужб эту цель преследует. Череду сливов компромата на чиновников и бизнесменов своей страны, а потом и утечку данных конкурирующей державе вряд ли кому-то удастся записать себе в актив. Становится ясно, что держать в руках новый и блестящий инструмент слежки — это одно, а уметь им работать не отрезав палец — совсем другое. И с контролем за такими мелкими движениями в киберпространстве у рыцарей плаща и кинжала по всему миру как раз и наблюдаются очень большие проблемы.

Мата Хари (Маргарет Гертруда Зелле) в сценическом образе, 1907 год
Фото: AFP / East News

Из последних ставших известными фактов — широкое использование немецкой полицией троянских программ для смартфоном собственной разработки для слежки в рамках расследования уголовных дел. Ещё больше возможностей для контроля у американских полицейских и спецслужб. Парадоксальным образом всё это не уберегло граждан Германии от последних атак террористов, а американское правительство — от нелояльного поступка Сноудена.

Как отреагировали спецслужбы на новые вызовы? Стремясь исключить утечки, АНБ уволило 90% процентов системных администраторов, заменив их компьютерами. Также сотрудники теперь могут получить доступ к секретной информации только вместе с кем-то из коллег. Но компьютеры уязвимы для хакерских атак, а люди — это всегда “человеческий фактор”. Пока ничто не указывает и на то, что российская ФСБ шагнула дальше. Почти наверняка компьютеры и телефоны важных чиновников теперь снабдили новыми программными средствами защиты, а преемник Сергея Михайлова будет чаще ходить с докладами к начальству. Но это не гарантирует от злоупотребления доступом к информации.

А что бизнесмены и граждане, которых взламывали хакеры “Анонимного интернационала” и за которыми подглядывают все разведки мира? Они уже вернулись в сознаниии к не таким уж далёким пещерным временам, когда скрыть что-то от соплеменников было ох как сложно. Нас уже не пугает, что кто-то узнает о нашей частной жизни, и не удивляют никакие сведения о других. В идеале это могло бы уменьшить желание совершать противоправные поступки и помогло бы их предотвращать, но ничего подобного не наблюдается — злоумышленники по прежнему находят возможности и средства.
Для спецслужб же наступают тёмные времена потери главных ориентиров. Их работа всегда была связана с приватностью — её компрометацией и её защитой. Но за последние десять лет такое понятие, похоже, исчезло навсегда.

You may also like...