Баптист и монополист

Карикатура на Standard Oil художника Френка Норриса

Дети Дэвида Рокфеллера продают его имение в штате Мэн неподалёку от Национального парка Акадия. Особняк и усадьба площадью шесть гектаров оценены в 19 млн долларов. Произведения искусства и другие предметы внутри дома продаются отдельно, в том числе и аукционным домом Christie’s. Все вырученные от продажи папиного наследства деньги пойдут на благотворительность.

Умерший в марте 2017 года на 101 году жизни Дэвид Рокфеллер был известен своей благотворительностью. New York Times в ноябре 2006 года оценила все его пожертвования в 900 млн долларов. В дополнение к ним он успел пожертвовать ещё 100 млн долларов Гарвардскому университету, в котором учился, 20 млн — заповеднику в Сил-Харбор и 5 млн — Фонду наследия побережья Мэн.

Основу для семейного богатства, которая и питает такую щедрость, в конце XIX века заложил основатель династии Джон Рокфеллер, внуком которого был Дэвид. По современным оценкам, на момент смерти в 1937 году Джону Рокфеллеру принадлежало активов на сумму 1,5% от ВВП Соединённых Штатов того времени, что эквивалентно нынешним 340 млрд долларов. Фактически его наследники до сих пор раздают эту огромную сумму на всякого рода благотворительность, хотя при жизни прадеда ныне живущих Рокфеллеров большинство американцев не задумываясь отправили бы того в ад.

Дом Дэвида Рокфеллера в штате Мэн

Джон Дейвисон Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в штате Нью-Йорк. В 16 лет, не доучившись в школе, зато имея за плечами трёхмесячные курсы бухгалтерии, устроился помощником бухгалтера в торговую компанию. Там Рокфеллер получал сначала $17 в месяц, а затем — $25. Но всё же это было меньше тех 50 долларов, которые он заработал ещё школьником, продавая соседям выращенных индюшек.

Чтобы не тратить зря ни цента, бережливый Рокфеллер с первой зарплаты купил записную книжку, куда записывал все свои расходы. Эту книжечку он потом бережно хранил всю жизнь. За четыре года он смог накопить 800 долларов и занял у отца ещё тысячу, чтобы напополам с Морисом Кларком открыть собственную торговую фирму.

Стать на ноги маленькой компании помогла Гражданская война в США 1861-1865 годов. Северяне щедро платили за муку, свинину и соль для армии. К концу войны в штате Пенсильвания, недалеко от Кливленда, открыли залежи нефти, и город оказался в центре нефтяной лихорадки. К 1864 году партнёры уже вовсю торговали пенсильванской нефтью. Ещё через год Рокфеллер решил сосредоточиться только на нефтяном бизнесе, однако Кларк был против. Тогда за 72,5 тысячи Джон выкупил у партнёра его долю и с головой погрузился в нефть.

Джон Дейвисон Рокфеллер, 1885 год

После окончания Гражданской войны в стране начался экономический подъём. Потребление керосина и смазочных масел стремительно росло, и через год объём продаж компании Рокфеллера превышал 2 млн долларов. Низкий входной барьер позволял перерабатывать нефть буквально всем желающим, и очень скоро на рынке появились признаки перегрева. Даже немец-булочник, чьим постоянным покупателем был Рокфеллер, продал пекарню и занялся перегонкой нефти. Магнат потом говорил, что вынужден был выкупить этот мини-НПЗ, чтобы вернуть булочника в пекарню.

Когда в 1870 году грянул кризис перепроизводства, мощности нефтепереработки в три раза превышали платёжеспособный спрос. Но Рокфеллер уже добился достаточной финансовой устойчивости своей фирмы и верил в будущее нефти, чтобы использовать кризис для скупки конкурентов. Именно тогда он преобразовал своё товарищество «Рокфеллер, Эндрюс и Флаглер» в акционерное общество Standard Oil.

И всё же тот кризис чуть не разорил 32-летнего предпринимателя. «Было совершенно необходимо что-то сделать, иначе бы бизнес погиб», — вспоминал потом Рокфеллер. Сначала он добивается от находящихся в сложном положении железнодорожных компаний эксклюзивного снижения тарифов в обмен на гарантии объёма перевозок. Затем Рокфеллер негласно приобрела патент на выпуск стальных герметичных железнодорожных цистерн и единственную компанию, которая сдавала такие цистерны в аренду. И конечно, Рокфеллер продолжил скупать все интересовавшие его предприятия. Как и в случае с цистернами, он предпочитал действовать тайно, применяя демпинг, подкуп и нападения наёмных бандитов. Агенты Standard Oil действовали как шпионы, обмениваясь с главным офисом зашифрованными депешами. В итоге, контролируя перевозку и переработку, магнат смог диктовать условия нефтедобывающим компаниям.

Не прошло и десяти лет, как захват рынка был окончен. К 1879 году Standard Oil фактически контролировала 90% американской нефтедобычи и переработки, на мировом рынке — около 70%. Монополия казалась непотопляемой.

Нефтеперерабатывающий завод Standard Oil в Ричмонде, Калифорния, 1911 год
Фото: Corbis

Жёсткость методов Standard Oil произвела впечатление даже на привычное к дикому капитализму общество, недавно пережившее гражданскую войну. Магната обвиняли в монополизме и грязных методах поглощения конкурентов. Первое журналистское расследование деятельности Standard Oil, опубликованное в 1881 году в бостонской журнале Atlantic Monthly за подписью Генри Ллойда, подняло тираж издания в семь раз. «Мы достигли невиданного в истории успеха, наше имя известно во всём мире, но нашему имиджу трудно позавидовать, — писал один из коллег Рокфеллера в 1887 году. — Мы олицетворяем зло, бессердечие, тяготы и жестокость». Сам магнат игнорировал критику. «Общественность не имеет права мешать нашим частным контрактам», — говорил он.

Но обвинения множились и с конца XIX века для защиты бизнеса Рокфеллер начал покупать крупных политиков. Денег хватало и на демократов, и на республиканцев. Standard Oil легально платила содержание республиканскому сенатору от штата Огайо, которое только в 1900 году составило огромную по тем временам сумму 44,5 тысячи долларов. Сенатор от Техаса, пользовавшийся в то время репутацией «ведущего лидера демократов Америки», получил от Standard Oil деньги на покупку ранчо площадью 2,4 тысячи гектаров неподалёку от Далласа. Рокфеллер финансировал и партийные кассы обеих партий.

Так продолжалось до убийства в 1901 году президента Уильяма Мак-Кинли, когда главой государства стал вице-президент Теодор Рузвельт. Объявив основными целями социальную справедливость и усиление контроля за крупным бизнесом, Рузвельт построил свою президентскую кампанию в 1904 году на критике Standard Oil. В ответ компания увеличила вливания в избирательную кассу Рузвельта. Но став президентом, тот предпочёл разрушить компанию, которая слишком многим мешала.

В ноябре 1906 года в федеральном окружном суде Сент-Луиса началось рассмотрение иска администрации Рузвельта против Standard Oil. В соответствии с антитрестовским законом Шермана от 1890 года компанию обвинили в заговоре с целью ограничения свободы торговли. Сам Рузвельт называл директоров Standard Oil не иначе как «крупнейшими преступниками в стране». В том же году федеральный судья наложил на монополию огромный штраф в 29 млн долларов за незаконную систему скидок с цен на нефть и керосин. Компания смогла добиться его аннулирования. Однако в 1909 году суд удовлетворил новый иск правительства и предписал распустить Standard Oil. Верховный суд после двух лет рассмотрения протеста оставил это решение без изменений.

Судьба крупнейших нефтяных компаний после раздела Standard Oil в 1911 году

К концу 1911 года Standard Oil прекратила своё существование. На её месте было создано 38 независимых компаний. Джон Рокфеллер сохранил свою долю в каждой, но уже никогда не контролировал их. Руководство нефтяной отраслью США навсегда перешло к наёмным менеджерам.

Но благотворительностью Джон Рокфеллер занимался исправно. Его пожертвования в течение жизни превысили $500 млн — примерно половину его состояния без учёта инфляции. Из них около $80 млн получил Чикагский университет, не меньше $100 млн — баптистская церковь. Также Джон Рокфеллер создал и финансировал Нью-Йоркский институт медицинских исследований, Совет по всеобщему образованию и Фонд Рокфеллера.